Вы здесь

Хай-тек

Считается, что отличительной чертой данной архитектуры является идеализация и романтизация передовой технологии. Однако на пороге нового тысячелетия архитектура хай-тека решает достаточно прагматичные задачи, связанные с проблемами объединения энергии и ресурсов, экологической ситуации и современными функциональным и требованиями к архитектуре. Мы являемся свидетелями - и в то же время действующими лицами - глобальной технологической революции. Она охватывает все среды жизни и с огромной скоростью меняет нашу жизнь на этой планете. Хай-тек - это "полигон" для эксперимента, испытания и внедрения в массовое строительство новаторских решений.

Современный хай-тек это синтез архитектуры и науки.В мире постоянно увеличивающейся скорости архитектура хай-тека по возможности стремится выразить давнюю мечту человека - преодолеть время и пространство. В итоге мы становимся свидетелями: наука и религия, рациональное и мистическое вступают па площадку искусства, понятого, как что-то связанное с техникой, как «искусство-техника» в новое, почти незнакомое XX веку отношение, залогом непротиворечивости которого выступает рождающийся в хай-теке новый художественный образ.

 

Индустриальный хай-тек

В этом направлении архитектура построена как на широком использовании индустриальных элементов, так и на символическом решении индустриальной темы, на использовании художественно-иконических метафор, образов фабрик, и заводов, ТЭЦ, депо, пакгаузов. Основой здания служит "этажерка" - объемный металлический или железобетонный каркас (вертикальные опоры - колонны, и горизонтальные перекрытия). Для данной архитектуры также характерны обнажение, вынос на фасад элементов коммуникаций (лестниц, лифтов и т.п.), скульпторизация элементов конструкций. Современный индустриальный хай-тек известен такими мастерами как Р.Роджерс. Р.Пиано, сэр Н.Фостер. Футуристический пафос архитектуры отныне осуществляется в новой форме. Детали выполнены очень тщательно, здания восхищают своей открытой экспрессией тектоники. 

Геометрический хай-тек

Данное направление на современном этапе получило самое широкое распространение в архитектуре хай-тека. Геометрический хай-тек характеризуют поиски новых несущих систем здания, создание новой, более сложной каркасной системы на основе современнейших материалов и элементов конструкций. Отсюда появление новой геометрии здания. 

Например, Г. Борисовский в 60-х годах утверждал, что в связи с упрочнением материала конструкции, работающие на растяжение, ставятся все тоньше и легче, здесь нет ограничений, свойственных конструкциям, работающим на сжатие. Отсюда вывод: нужно стремиться к конструкциям, работающим в основном на растяжение. Современные несущие конструкции здания в своей массе стремятся в одну точку опоры. В настоящее время растянутые конструкции получили достаточно широкое распространение: гибкие нити и висячие покрытия, вантовые (подвесные) и комбинированные конструкции, тросовые сетки, мембранные перекрытия. Внимание инженеров и архитекторов привлекают мягкие оболочки - особый класс пространственных конструкций, выполненных из материалов, обладающих высокой прочностью при растяжении. В строительных конструкциях мягкие оболочки создаются двумя способами: механическим и пневматическим. Первый способ приводит к созданию тентовых конструкций, второй - пневматических. 

Различают два типа пневматических конструкций: воздухоопорные и воздухонесомые. Воздухоопорная конструкция - это оболочка настолько больших размеров, что образует целое здание или, по крайней мере, его покрытие. Поддерживается оболочка в состоянии способности противодействия внешним нагрузкам при сравнительно невысоком (200.. .500 Па) внутреннем избыточном давлении воздуха. Воздухонесомые конструкции, в отличие от воздухоопорных, представляют собой не целые здания, но только его конструктивные элементы - пневматические стержни (балки, стойки, арки, рамы) и панели.

Во имя экономии человек в производственной деятельности всегда использует любые представившиеся возможности. С прогрессом это требование все более обостряется. Так, например, после окончания второй мировой войны инженеры и архитекторы начали внимательно присматриваться к живой природе. Их привлекли, например, упругие пленки живой природы, хорошо работающие на растяжение. Современная же наука позволила углубиться в законы развития живой природы, а техника дала возможность моделировать живые структуры. В результате в архитектуре в конце 40-х годов появились формы, воспроизводящие на сознательной научной и технической основе конструктивные структуры живой природы. Сюда нужно отнести покрытие большого зала Туринской выставки инженером П. Л. Нерви, вантовые и палаточные сооружения Ф. Отто и др. 

В Советском Союзе бионические идеи пользовались большим вниманием архитекторов и инженеров (МАИ, ЦНИИСК Госстроя СССР, Лен-ЗНИИЭП и др.). 

Большую роль в 90-е годы сыграло неожиданное стремительное вторжение в нашу жизнь компьютерных технологий. Культурные долгосрочные последствия этого "тихого переворота" пока еще трудно предсказать, но в направлении их прояснения движется мысль представителей нового поколения. Благодаря компьютеру возможно описать сложный биологический объект, например, человеческий скелет на привычном для архитектора языке рабочего чертежа. 

Подводя итог историческим предпосылкам архитектурной бионики, можно сказать, что архитектурная бионика как теория и практика сложилась в процессе эволюции специфической связи архитектуры и живой природы и что это явление не случайное, а исторически закономерное.

Специфическая черта современного этапа освоения форм живой природы в архитектуре заключается в том, что сейчас осваиваются не просто формальные стороны живой природы, а устанавливаются глубокие связи между законами развития живой природы и архитектуры. На современном этапе архитекторами используются не внешние формы живой природы, а лишь те свойства и характеристики формы, которые являются выражением функций того или иного организма, аналогичные функционально-утилитарным сторонам архитектуры. 

От функций к форме и к закономерностям формообразования - таков основной путь архитектурной бионики. 

Важным моментом, сыгравшим свою роль в обращении архитекторов и конструкторов к живой природе, явилось внедрение в практику пространственных конструктивных систем, выгодных в экономическом отношении, но сложных в смысле их математического расчета. Прообразами этих систем во многих случаях были структурные формы природы. Такие формы начали успешно применяться в различных типологических областях архитектуры, в строительстве большепролетных и высотных сооружений, создании быстротрансформирующихся конструкций, стандартизации элементов зданий и сооружений и т. д. 

Использование конструктивных систем природы проложило дорогу другим направлениям архитектурной бионики. В первую очередь это касается природных средств "изоляции", которые могут быть применены в организации благоприятного микроклимата для человека в зданиях, а также в городах.

Архитектурная бионика призвана не только решать функциональные вопросы архитектуры, но открывать перспективы в исканиях синтеза функции и эстетической формы архитектуры, учить архитекторов мыслить синтетическими формами и системами.

Под точкой отсчета в развитии "технологического" направления в архитектуре можно рассматривать эпоху Первой промышленной революции, когда появились такие металлические сооружения как Хрустальный дворец Джозефа Пекстопа (1851 г.), Эйфелева башня(1889г.). Также можно отметить работы Шарля Роу де Флеры, Иохана Вильгельма Шведера. Кроме того, русская инженерная архитектура в лице Шухова В.Г., Лолейта А.Ф., С. Кербедзи, Д. Журавского, П. Белолобова, Ф. Ясенского, А. Кузнецова находилась в авангарде новых технологий, в строительстве. Изобретатели испытывали и внедряли в массовое строительство новые материалы, конструктивные решения, полученные на основе самых современных научных знаний. Воздействие на формообразование современного хай-тека оказала архитектура советского авангарда. В мировой архитектуре наблюдается возврат к русской архитектуре 20-х годов.

Вторая половина XX века была периодом наиболее интенсивного развития техники. Прорыв, который был сделан в 40-е годы в силу военной необходимости, по инерции давал свои результаты. Новый этап технического прогресса, связанный с высокой наукоемкостью техники и синтезом различных областей естественно научных знаний, способствовал широкому вхождению техники в повседневную жизнь человека и, как следствие, ее "эстетическому приятию", а также к заметным изменениям в социальной, и культурной, атмосфере. Отражение этого уже проявилось в архитектуре 1950-60-х годов в постройках Ээро Саариена, Людвига Мис Ван дер Роэ, Брюса Гофа, Пьера Луиджи Нерви, Кензо Танга и многих других мастеров архитектуры. 

Компьютерная "революция'' 70-х поставила новые задачи и открыла новые возможности перед архитектором. Главный "революционер" Билл Гейтс предсказал, что недалекое будущее - это мир постоянно увеличивающейся скорости. Общее состояние оптимизма относительно первых успехов в области электроники, информатики, и, главным образом, космонавтики, атмосфера романтических ожиданий и футуристических поисков архитекторов - все это способствовало появлению экстраординарного проекта Центра Жоржа Помпиду (Р.Роджерс и Р. Пиано) в Париже.

Фуллер

Даже до того, как это направление в дизайне получило свое название, оно стало главным для Ричарда Бакминстера Фуллера (1895-1983), американского инженера, дизайнера, изобретателя и философа, добившегося известности еще в 1920-х гг. Фуллер являлся автором многих проектов, которые обычно назывались «футуристическими» и так и оставались на бумаге, за исключением нескольких, которые ему все же удалось воплотить в жизнь. Он придумал неологизм «димэкшн» (образованный из двух слов - «динамичный» и «максимальный» - и означавший «динамизм плюс эффективность»), который применял к таким проектам, как «Димэкшн-хаус» (1927), сооружение с полыми перекрытиями и одной центральной опорой. Затем последовал трехколесный автомобиль «Димэкшн» (1933), а также ванная комната заводского изготовления, где приспособления и сантехника были неотъемлемой частью конструкции, которую можно было полностью смонтировать заранее и в готовом виде доставить на стройплощадку. Хотя каждый из проектов Фуллера вызывал интерес, ни один из них не был запущен в массовое производство, как предполагал их создатель. Однако разработанная им геометрическая концепция, сделавшая возможным строительство полусферических куполов из треугольных частей, привела в конечном итоге к появлению геодезического купола, который сооружался из различных материалов. Примером использования геодезического свода служит павильон США на Всемирной выставке в Монреале 1967 г. Огромный купол (больше полусферы) был обшит пластиковыми панелями, пропускающими свет, количество которого контролировалось автоматическими жалюзи.

Роджерс и Пьяно

Самое известное сооружение в стиле хай-тек - это Центр Жоржа Помпиду в Париже (1971-1977). Над его дизайном работала команда, в которую входили итальянец Ренцо Пьяно (род. 1937) и англичанин Ричард Роджерс (род. 1933). Каркас, коммуникации и эскалатор в большом, многоэтажном здании вынесены на фасад. Внутренние помещения в равной степени заслуживают внимания из-за кабелей, осветительной аппаратуры и трубопроводов, которые тщательно скрыты в большинстве сооружений. Здание имело большой успех у публики, превратившись в Мекку для туристов и парижан.

Роджерс и Пьяно выиграли конкурс на лучший проект Центра Помпиду в самом начале своей карьеры. Их оригинальная дизайнерская концепция основывалась на твердой уверенности в необходимости обеспечить свободу и комфорт людям, которые будут пользоваться этим зданием.

"Мы уверены, что здания должны быть способны изменяться не только в плане, но и в разрезе и в вертикальной проекции. Свобода, которая позволяет людям поступать по-своему... Этот каркас должен позволить людям действовать свободно внутри и снаружи, изменяться и приспосабливаться в соответствии с техническими и человеческими нуждами, такая архитектура скорее напоминает гигантский конструктор «Меккано», чем традиционный статичный кукольный дом со стеклянными или сплошными стенами".

Такой дизайн позволял менеджерам центра Помпиду адаптировать внутреннее пространство в соответствии с изменяющейся программой мероприятий. И все же, несмотря на то, что здание пользовалось огромной популярностью у посетителей выставок, некоторые комментаторы критиковали сооружение за недостаточно выразительный дизайн. в 1999 году центр подвергся реставрации, результаты которой вызвали у Роджерса резкое осуждение.

После завершения работы над Центром Помпиду Пьяно создал проект Музея собрания Менил в Хьюстоне, штат Техас (1981-1986). Вентиляционные решетки образуют потолки галереи. Созданный им Музей-галерея Бейлера (1998) в Базеле, Швейцария, - великолепный образец стиля хай-тек.

Самым эффектным из самостоятельных проектов Роджерса является офисное здание компании «Ллойде» в Лондоне (1978-1986). Так же как и в Центре Помпиду, большая часть коммуникаций вынесена наружу. При взгляде на здание создается впечатление, что оно состоит из стекла, металлического каркаса и коммуникаций. Роджерс имеет свое бюро в Берлине и Токио и работает над многими интернациональными проектами.

Фостер

В период с 1963 по 1965 г. Норман Фостер (род. 1935) сотрудничал с Ричардом Роджерсом. Позднее он спроектировал офисное здание компании «Уиллис, Фабер и Дюма» в Ипсуиче, Англия (1970-1975). Здание со стеклянными стенами повторяет неправильную форму участка. Внутри открытое пространство окружают два этажа с офисами, различные службы расположены на первом этаже. Эскалаторы соединяют три этажа, в пентхаусе на крыше расположен ресторан. Обнаженная конструкция лампы верхнего света и алюминиевые пластины, образующие потолочные панели, подчеркивают технологичность дизайна. Желтые стенные панели и зеленое покрытие пола создают яркую и радостную атмосферу. В Соединенных Штатах Фостер создал великолепное здание для Джослиновского Художественного музея Ар Деко в Омахе, штат Небраска (1994). Спокойный интерьер в белых тонах идеально подходит для галереи, где выставлены произведения современного искусства. Другие созданные Фостером здания в стиле хай-тек: здание Юридического факультета в Кембридже, Англия (1995), где использован стеклянный полуцилиндрический свод; высотное офисное здание Шанхайского национального банка в Гонконге (1986); галерея Саклера, новый интерьер, вписанный во внутренний двор Королевской академии в Лондоне (1991). Стеклянный фасад современной художественной галереи и медиатеки Kappe (1984-1993) в Ниме, Франция, обращен на древнеримский храм Мэзон Kappe. Еще одна его работа - обновление Большого двора Британского музея в Лондоне (2001), который вмещает Круглый читальный зал Британской библиотеки (перенесена в другое помещение).

Стирлинг

Британского архитектора Джеймса Стирлинга (1924-1992) можно отнести к представителям стиля хай-тек. Здание инженерного факультета в Лестерском университете в Англии (1959, в сотрудничестве с Джеймсом Гованом) привлекло внимание общественности благодаря стеклянному офисному зданию, примыкающим к нему клинообразным блокам, где разместились лекционные залы, и вентиляционной трубе, похожей на корабельную. К зданию примыкает невысокое сооружение, где разместились магазины. Интерьеры обладают теми же характеристиками, что и фасады. Здание исторического факультета (1964-1967) Кембриджского университета, Англия, почти полностью отданное под библиотеку, имеет большую галерею с застекленной крышей. Здесь конструкция снова определяет характер внутреннего пространства. По мере того как развивалась карьера Стирлинга, его творчество постепенно становилось все более сложным. Интерьеры учебного корпуса компании «Оливетти» в Хаслемере, Англия (1969), отличаются большим разнообразием, поэтому они могут использоваться для проведения мероприятий различного масштаба и характера. Застекленные галереи с наклонными дорожками соединяют разные части здания.

Последний крупный проект Стирлинга - пристройка к Государственному музею в Штутгарте, Германия (1979-1984). Здесь он отошел от стиля хай-тек и обратился к более смелому направлению. Галереи располагаются вокруг круглого внутреннего двора с мраморными стенами, статуями (из собрания музея) и портиком с приземистыми тосканскими колоннами, которые напоминают об архитектурных стилях прошлого. Выставочные галереи отличаются сдержанностью форм и цветовой палитры, тогда как в вестибюле, магазине, проходах для публики и ресторане использованы яркие, насыщенные цвета, так же как и на фасаде.